Четверг, 30 Март 2017 12:38

Призрак перемен

Призрак перемен
Призрак перемен

Прошедшие по всей России масштабные протестные акции оказались для властей неприятным сюрпризом. То, сколько ОМОНа было в Москве, то, как отмалчиваются по поводу произошедшего Кремль и государственные СМИ свидетельствует, что политическая элита насторожилась. И есть от чего.

Причина взрыва

Официальным поводом для выхода людей стал протест против коррупции во власти, тема которой оказалась в очередной раз поднята резонансным фильмом Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального. В нём подробно разобрана схема теневого обогащения Дмитрия Медведева, согласно авторам ленты, злоупотребляющего своим служебным положением. Однако, как мне видится, этот вопрос стал лишь спусковым крючком, который позволил выплеснуться наружу годами копившемуся недовольству.

Начиная с 2014 года даже официальная статистика показывает неуклонное падение реальных доходов населения. Несмотря на многократные громогласные заявления о достижении дна, страна всё так же находится в стагнации. Бюджет лишился ощутимой части нефтегазовых доходов, и сегодня для его пополнения принимаются всё новые непопулярные решения, напрямую бьющие по прохудившемуся карману граждан. За прошедшие годы предсказуемо поутихла пост-крымская эйфория, что хорошо продемонстрировал скромный масштаб разрекламированных народных гуляний по поводу очередной годовщины «возврата в родную гавань». Ура-патриотическое опьянение постепенно проходит, на смену ему медленно, но верно надвигается похмельная тяжесть последствий авантюрной внешней политики.

Путин и его окружение больше не в состоянии соблюдать условия негласного договора между государством и обществом, который в прошлом десятилетии был основой стабильности режима: Кремль гарантирует постепенный, но неуклонный рост уровня жизни, а в обмен люди закрывают глаза на его многочисленные прегрешения. На этом фоне беззастенчиво-показная роскошь политической элиты всё чаще бросается в глаза. Ужасают не сами по себе домик для уточки Медведева или самолёт для собачек Шувалова – в России привыкли, что власть имущие ведут царскую жизнь. Ужасает контраст между ухудшением жизни остальных жителей России и цинично-наплевательское отношение властей к происходящему.

Не случайно именно фильм про Медведева вызвал особый интерес и стал триггером начавшихся протестных акций. Ведь российскому премьеру принадлежит ставшая крылатой фраза «денег нет – но вы держитесь», на фоне роскошной жизни «Димона» выглядящая совершенным кощунством. Примерно как слова, произнесённые незадолго до Великой Французской Революции королевой Марией-Антуанеттой:«Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные».

Ко всему прочему, Медведев в общественном сознании не воспринимается значимой политической фигурой. Он многие годы выглядел марионеткой, причём достаточно жалкой и смехотворной. Вряд ли среди представителей современной российской власти найдётся второй человек, столь часто становившийся объектом шуток и интернетовских «фотожаб». И тут выясняется, что у того, кто в глазах многих является любимым придворным шутом, в активе огромные богатства. Возникает резонный вопрос: а какими же состояниями обладают «серьёзные дяди», если у «Димона» в собственности виноградники, да замки? Для многих именно это стало последней каплей, заставившей выйти на улицу и выплеснуть всё накопившееся недовольство российским государственным аппаратом.

Обретённое поколение

Наиболее примечательным, и, я бы даже сказал, знаковым явлением стало серьёзное изменение возрастного состава участников протестов. Шесть лет назад основная масса протестующих была представлена либо студентами старших курсов и молодыми специалистами, либо людьми более солидного возраста, которые участвовали ещё в демонстрациях перестроечного времени. В минувшее воскресение в толпе снова мелькали знакомые лица, однако они растворились в массе вышедшей молодёжи. Подавляющее большинство протестующих оказались младше тридцати лет, и примерно половина из них на вид – студенты младших курсов и школьники. И это самый позитивный и воодушевляющий итог прошедших манифестаций.

То, что в России подрастает поколение, настроенное куда более скептически по отношению к официозным каналам информации и не испытывающее пиетета перед властями, я понял ещё в годы своей преподавательской деятельности в нескольких хабаровских ВУЗах. Мы серьёзно недооцениваем способности к критическому мышлению людей, чьё детство пришлось на «путинские» годы. Они куда свободнее предыдущих поколений ориентируются в информационном пространстве и способны сопоставлять друг с другом данные, поступающие из разных источников. Они не смотрят Киселёва, Соловьёва и прочих пропагандистов, зато смотрят YouTube и ролики, снятые очевидцами событий, о которых потом наврут по телевизору. И знают, что им лгут, называя российское телевидение не иначе как «зомбоящиком».

Их родители, в большинстве своём, люди, не успевшие полностью пройти через советскую систему массовой пропагандистской обработки, не побывавшие последовательно октябрятами-пионерами-комсомольцами. Зато они застали 90-е годы, которые, при всей своей противоречивости, были примечательны царившей свободой слова. Сегодняшние школьники, студенты едва ли не впервые в России росли не в атмосфере страха, и в основе их воспитания не лежала идея о необходимости помалкивать, быть как все и не высовываться. Кто-то назовёт их потерянным поколением, но как по мне – это поколение обретённое.

А ещё они понимают, что в сложившейся системе у них нет будущего. Одним из самых эмоциональных моментов прошедшего митинга стал диалог небольшой хрупкой девушки с дородным полковником полиции, в ходе которого, помимо прочего, с её стороны прозвучала фраза: «я будущий медицинский работник, я не хочу жить на пятнадцать тысяч».

Поставьте себя на место современного школьника или студента. Какая у него перспектива? Закончить местный ВУЗ, скорее всего, на платной основе - потому как половина бюджетных мест распределена между своими «целевиками», а места в московских заняты «мажорами». Затем многим предстоит сделать выбор: либо заниматься любимым делом, связанным с наукой, искусством, педагогикой, медициной и мириться с существованием на пороге нищеты, либо пойти в торгаши. Ведь сегодня в России, которая ничего не производит, а только всё продаёт по многу раз, относительно достойно оплачивается лишь умение «толкнуть товар» своему ближнему. Но и тут не всё просто. Большинство ждёт «блестящая» карьера в салонах типа «Евросети» с перспективой, в лучшем случае, дорасти до управляющего точкой или администратора смены. Дальше не пустят, ведь все хлебные места давно зарезервированы за детьми богатеньких родителей и чиновников. И так в любой сфере. Будь ты хоть семи пядей во лбу, трудись ты хоть двадцать четыре часа в сутки, ты не добьёшься ничего, если не имеешь связей. Всё это подрастающее поколение прекрасно видит и понимает. Потому-то у современных школьников и студентов имеются, мягко говоря, большие сомнения в ценности образования – ведь хорошая учёба больше не гарантирует успеха в жизни.

И это делает молодёжь иммунной к российской пропаганде с её страшилками про возврат в лихие девяностые. Их родители, бабушки-дедушки помнят ещё более убогие времена, потому те крохи, что сегодня по недосмотру сваливаются с барского стола, видятся манной небесной, их боятся потерять. Пусть баре и дальше пируют – лишь бы спокойно дожить оставшиеся годы, подбирая объедки. Но для юношей и девушек впереди маячит лишь безрадостная перспектива десятилетиями пахать как проклятые, не видя белого света, умереть рано из-за некачественной дорогой медицины и в нищете российской пенсии. И вряд ли найдётся много вещей страшнее ощущения безысходности и отсутствия перспектив.

Что дальше?

Как я уже говорил, судя по всему, протесты оказались неприятным сюрпризом для местных и федеральных властей. Однако я бы не надеялся, что государство долго будет пребывать в шоковом состоянии. Не стоит ожидать и уступок со стороны Кремля. За прошедшие годы мы неоднократно имели возможность убедиться: делать шаг назад, лавировать между интересами различных социальных групп власть имущие не хотят, да и не особо умеют. Закручивание гаек, принятие новых драконовских законов – вот единственный инструмент «диалога» российской власти с обществом. Уже прозвучали предложения исключать протестующих школьников и студентов из учебных заведений, снизить возраст уголовной и административной ответственности до двенадцати лет. Я не сильно удивлюсь, если подобные меры будут реализованы на практике. Россия имеет опыт расстрела несовершеннолетних при Сталине, который, как известно, сегодня рисуется «эффективным менеджером». Так что возвращение к чему-то в таком духе не выглядит фантастичным.

Новые митинги – если они последуют – наткнутся на ещё более жесткое противодействие. При этом сегодня, как ни прискорбно это признавать, у оппозиции нет харизматичного лидера, который знает, как бороться за власть и прийти к ней. Навальный, при всём уважении к тому, что он делает, хороший журналист, но посредственный политик. В противном случае протест 2011-2012 года не был бы форменным образом слит, силы не распылялись бы на создание бутафорского координационного совета оппозиции, выборы в который выглядели дележом шкуры неубитого медведя.

В краткосрочной перспективе я вижу лишь очередной пакет репрессивных мер и продолжение запретительной политики: ограничение гражданских прав и свобод под предлогами борьбы с экстремизмом, педофилами, «группами смерти»; разгоны протестных митингов; аресты активистов и показательные суды над ними по сфабрикованным обвинениям.

А вот долгосрочные перспективы куда любопытней.

Видя определённые тенденции и зная исторические закономерности, трудно не проводить аналогии с тем, что уже дважды происходило в прошлом столетии – сначала в Российской империи, потом в Советском Союзе. Период экономического бума и стабильного роста сменялся кризисами, на фоне которых в обществе росло недовольство. Особенно оно усиливалось двумя вещами: чудовищным разрывом в уровне жизни между привилегированными слоями и основной массой населения, а также тем, что государство защищало от экономических потерь приближенных к власти лиц, перекладывая всю тяжесть последствий кризиса на рядовых тружеников. По мере провала ограниченных попыток реформ крепло недоверие к власти, и, в итоге, всё заканчивалось социальным взрывом и свержением правящего режима.

Похоже, сегодня мы находимся на пороге новых потрясений. Что бы кто ни думал, но пока у нас ещё нет экономического кризиса в строгом смысле этого слова. Тот спад, что мы наблюдаем – это издержки внешнеполитических авантюр и следствие изменения конъюнктуры сырьевых рынков. Настоящий кризис, вызванный циклическим колебанием экономики, ударит в 2018-2019 годах. Для России он будет отягощён тем, что мы подходим к нему с устаревшей, дышащей на ладан инфраструктурой, доставшейся ещё от Советского Союза. Дороги разбиты, ЖКХ в аварийном состоянии, железнодорожный транспорт отстаёт от современных стандартов, чудом выжившие заводы функционируют на устаревшем оборудовании, которое требует замены. За последние четверть века в России де-факто произошла деиндустриализация, а политической воли исправить положение нет. Потому, когда в конце текущего десятилетия нас накроет кризисная волна, придётся очень тяжко.

И вот тогда на фоне резкого падения уровня жизни вырастет градус общественного недовольства. К протесту присоединятся многие из тех, кто сегодня смотрит на происходящее в стране со стороны. К этому времени ещё немного подрастут, возмужают те школьники и студенты, что вышли 26 марта на улицы. Станут более решительными. Более озлобленными. Более агрессивными. Возникнет классическая ситуация, когда низы не захотят жить по-старому, а верхи не смогут жить по-новому.

Прогнозы, конечно, вещь неблагодарная. Но законы исторического процесса подсказывают, что нынешний режим продержится лишь до середины двадцатых годов. И приговором ему стали молодые люди, вышедшие выразить своё мнение в минувшее воскресение.

Среди прочих городов, решивших сказать «нет» коррупционерам, стал Хабаровск.

Цирковое крючкотворство

Естественно, обозначенные цели протестной акции не могли не уязвить чувствительную натуру местных рыцарей отката и распила. Полагаю, именно этим, а также командой сверху, объяснялся цирк вокруг согласования демонстрации.

Сразу после подачи уведомления об организации митинга стало понятно, что власти настроены на срыв акции. Вопреки расхожему заблуждению, действующее российское законодательство не предусматривает возможности запрета собираться мирно и без оружия. Согласно закону, подача уведомления о митинге осуществляется «в целях обеспечения при его проведении безопасности и правопорядка», но никак не для получения соизволения выйти на улицы. На столь явное нарушение Конституции власти не пошли. Тем не менее хабаровская мэрия постаралась воспользоваться всеми возможными лазейками, чтобы не дать горожанам высказать свою позицию.

В момент подачи уведомления о проведении митинга организаторам было заявлено, что 26 марта все центральные улицы зарезервированы для проведения шествия прокремлевского движения «НОД». Учитывая, что в означенный день могучая колонна «нодовцев» состояла из целой дюжины человек, очевидна надуманность подобного основания для отказа. Вместо центра города предложили площадку перед Памятником партизанам – явно с целью сделать митинг как можно менее заметным для случайных прохожих.

Пытаясь прийти к разумному компромиссу с мэрией, оргкомитет подал вторую заявку с предложением нескольких новых мест для проведения акции. Власти тянули с ответом до последнего, по итогу прислав бумажку, в которой они «не рекомендовали» проводить акцию протеста из-за…

террористической угрозы. То есть, по мнению властей, для сторонников Путина, зарезервировавших весь центр, угрозы нет, а вот возмущение воровством во властных структурах резко повышает риск взрыва бомбы в толпе ищущих справедливости.

Когда стало ясно, что в центр города пускать никого не хотят, мэрии было дано согласие на проведение собрания у Памятника партизанам. И тут внезапно выяснилось, что и эта площадка уже занята «молодогвардейцами» - ещё одной прокремлевской структурой.

Вишенкой на тортике попыток ограничить свободное выражение гражданской позиции стало наложение на организаторов штрафа за якобы незаконную агитацию через интернет. Применение административного наказания за не прошедшее мероприятие – случай беспрецедентный даже в отечественной практике. Не удивительно, что наложенный штраф стал предметом обсуждения во многих интернет-СМИ, показав остальной стране наш город не в лучшем свете.

Несмотря на это, от проведения акции отказываться не стали, и 26 марта в два часа по местному времени на площадке у городских прудов, на пересечении Уссурийского бульвара и улицы Пушкина стали собираться люди.

Несогласованная акция

В прошлые годы отсутствие согласования обычно приводило к провалу попытки собрать людей вместе. На сей раз вышло иначе, и к этому мэрия оказалась явно не готова. Немногочисленные сотрудники полиции терялись на фоне стекавшихся со всех сторон людей. Чуть позже ситуация изменилась, но на первых порах казалось, что милицию и вовсе забыли позвать. Похоже, мэрия рассчитывала, что соберётся от силы пара десятков наиболее ярых активистов, а остальные испугаются и останутся дома.

Однако по моим оценкам, собралось около полутора тысяч человек, хотя некоторые называют цифры до трёх тысяч. Это больше, чем в пик протестов 2011-2012 годов. По сути дела, воскресная антикоррупционная манифестация стала для Хабаровска самым большим оппозиционным митингом со времён распада Советского Союза.

Новая попытка срыва протестной акции состояла в задержании её организаторов. Одного схватили по дороге на городские пруды, прижав такси к обочине. Двоих увели в течение двадцати минут после начала собрания. Однако расчёт снова не оправдался – вместо того, чтобы разбрестись по сторонам, граждане, наплевав на все согласования и протесты полиции, отправились к Комсомольской площади. Самоорганизовавшаяся колонна растянулась на несколько кварталов по улице Муравьёва-Амурского. Несколько попыток разделить её, подолгу не переключая светофоры, не увенчались успехом: «голова» колонны всякий раз ждала «хвост». Дойдя до Комсомольской площади, люди постояли, развернулись, и пошли обратно на пруды. По пути в обе стороны толпу не раз встречали гудками проезжавшие мимо сочувствующие автомобилисты и водители общественного транспорта. Многие прохожие останавливались, спрашивали, что происходит. Некоторые присоединялись к колонне.

Всего проведение акции заняло около двух часов. Полиция под разными предлогами задержала двенадцать человек, которых доставили в отделение на улице Панькова. После окончания митинга часть собравшихся отправилась туда же, ждать освобождения людей. Сегодня, когда проходят суды над задержанными, уже очевидно, что предлоги были надуманными: людей отпускают за отсутствием состава правонарушения.

Прошедшая всероссийская акция протеста – своеобразный индикатор того, что ситуация в стране меняется к худшему. Надо иметь известную смелость и определённую степень отчаяния, чтобы выйти на улицы, зная, что тебя могут схватить вне зависимости от степени законности твоих действий. Особенно тревожным выглядит то, что среди протестующих было много молодёжи – обычно, самой оптимистичной части населения. Если уже учащиеся институтов и даже школ разочарованы в стране и не видят для себя перспектив, то пора задуматься, той ли мы дорогой идём.

А.В.К.

Прочитано 643 раз Последнее изменение Четверг, 30 Март 2017 21:08

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Ещё новости

Разработано совместно с Eco-Joom.com