110 лет назад, 27 апреля 1906 года, открылось первое заседание Государственной Думы Российской империи. Тем самым было положено начало сложной истории отечественного парламентаризма.

Рождённая революцией

Вопрос о создании представительного органа власти то и дело становился предметом дискуссий на протяжении всего XIX века. От салонных бесед и фрондёрства интеллигенции дело иногда переходило к обсуждению на высшем уровне или попыткам силой протолкнуть решение снизу.  Впрочем, власть всякий раз пресекала поползновения в сторону парламентаризма. Александр I отправил в ссылку Сперанского, автора проекта конституционной реформы Российской империи. Декабристов погнали с Сенатской площади картечными залпами. По иронии судьбы, народовольцы убили Александра II за пару дней до обсуждения в Государственном совете проекта конституции Лорис-Меликова, а новый император, Александр III, ни о каком ограничении самодержавия слышать не хотел. Не оправдался и наивный расчёт подпольщиков, что насильственная смерть императора станет сигналом к началу революции.

Последний император, как и его отец, был убеждённым сторонником самодержавия, и ни о каком парламентаризме даже не помышлял. И всё же Николаю II  пришлось пойти на уступки. Созыв Государственной думы стал одновременно результатом первой русской революции и способом её подавления. Большая часть участников событий 1905 года уже после опубликования Манифеста 17 октября, провозгласившего дарование гражданских свобод, посчитала, что свои задачи революция выполнила, и теперь следует законным путём, через парламент, добиваться реформ. Несогласное меньшинство постепенно умолкло под сенью штыков и «столыпинских галстуков».

В результате первая революция оказалась незавершенной, она не привела к коренным изменениям политической системы. Под маской конституционной монархии скрывалось всё то же самодержавие. Это отразилось на судьбе русского парламента.

Первый созыв Государственной Думы проработал всего 72 дня. Несмотря на то, что выборы проводились отнюдь не на принципах всеобщности и равенства, депутатский корпус оказался оппозиционным. С первых дней парламентарии вступили в конфронтацию с царской администрацией. Острые дискуссии развернулись вокруг амнистии для политических заключённых, раздачи земель крестьянам и национализации природных богатств. Николай II явно брезговал полемикой с подданными, а посему распустил Думу, объяснив своё решение следующим образом: «Выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в не принадлежащую им область и обратились к расследованию действий поставленных от Нас местных властей, к указаниям Нам на несовершенства Законов Основных, изменения которых могут быть предприняты лишь Нашею Монаршею волею, и к действиям явно незаконным, как обращение от лица Думы к населению».

Надежды на то, что Вторая Государственная Дума окажется лояльней, оказались беспочвенными. Вопреки жесткому административному давлению и даже арестам «неблагонадёжных элементов», количество противников режима в ней только возросло. Депутаты пытались действовать осторожней, не давая императору формальных поводов для роспуска – и всё же 102 дня спустя их разогнали по домам. За это время Николай II подписал лишь три думских закона, и то по второстепенным вопросам.

Управляемая «демократия»

Роспуск в 1907 году Второй Государственной думы вошел в историю под названием «Третьеиюньского переворота». К тому времени революционный запал в стране сошел на нет, и самодержец начал чувствовать себя уверенней. Настолько, что, вопреки собственным указам и обещаниям, изменил избирательное законодательство таким образом, что в Третью Государственную Думу прошли преимущественно монархисты. Парламент превратился в управляемый орган, отлично справлявшийся с принятием бюджета и одобрением правительственных инициатив, но безнадёжно буксующим при попытке проведения реформ.

Бурная деятельность подконтрольной императору Думы с тех пор имитировалась за счёт дискуссий, проходивших на грани фола. Особенно прославились на поприще скандалистов черносотенцы. «Чёрная сотня» объединяла в себе ряд праворадикальных монархических организаций, созданных правительством для обеспечения поддержки своей политики массами. Идеологию черносотенцев замесили на постулатах официальной пропаганды, ура-патриотизме, демонстративной религиозности, национализме, обильно приправив мракобесием и антисемитизмом.

Массовое черносотенное движение отметилось еврейскими погромами и выступлениями против оппозиции, часто сопровождавшимися рукоприкладством. В Думе их вожди отличались бестактным поведением, нарушением элементарных норм приличия. Особенно выделялся Пуришкевич. Он вызывающе одевался и вызывающе себя вёл. Депутат-черносотенец обладал крикливым голосом, истеричными манерами поведения, постоянно нарушал порядок заседаний, переходил на личности, швырялся националистическими репликами и стаканами с водой. Ещё одним лицом черносотенного движения был депутат Николай Макаров. Ярый монархист и радикальный антисемит, он, осев после революции в Германии, с приходом к власти Гитлера стал активно сотрудничать с нацистами и последовательно выступал за начало войны с СССР. Это, пожалуй, всё, что надо знать о «патриотах» из «Чёрной сотни».

Именно такая Дума – крикливая, но беззубая – устраивала Николая II. В таком виде она и просуществовала до 1917 года, пока её не смели революционные события.

СССР с формальной точки зрения был демократической республикой, где воля народа находила выражение через систему советов. На практике реальная власть оказалась в руках партийных структур. Впрочем, даже юридически Верховный совет парламентом не являлся, отличаясь от него по ряду признаков. Так что после длительного перерыва парламентаризм в нашей стране возродился лишь в 1989 году, с созывом Съезда народных депутатов СССР.

Как и в начале века, в конце 1980-х создание представительного органа стало вынужденной уступкой, призванной сбить волну народного гнева в трудные годы. В худших отечественных традициях, Горбачёв постарался обеспечить парламентское большинство своим сторонникам. Хотя коммунисты при любом раскладе могли рассчитывать на поддержку избирателей, ещё до начала выборов КПСС «подстраховалась», фактически зарезервировала для себя треть депутатских мандатов. По закону их получали представители общественных организаций, которые в Советском Союзе контролировались партией власти. Как результат - несмотря на легализованную многопартийность, члены КПСС и кандидаты на вступление заняли 87 процентов кресел.

С распадом СССР Россия получила новый шанс на развитие полноценной парламентской демократии. К сожалению, не реализованный. Зародыш парламентаризма умирал долго и мучительно. Его расстреливали из танков, ограничивали «суперпрезидентской» конституцией, запугивали реальными и мнимыми угрозами до состояния полного паралича. Постепенно попасть в Думу становилось всё сложнее из-за многочисленных ограничений и административного давления. В итоге, парламент перестал быть местом для дискуссий и превратился во взбесившийся принтер.

Сегодня, как и сто лет назад, Дума является техническим органом, лишь изредка изображающим активность. Спустя век мы снова стали «счастливыми обладателями» новых черносотенцев и нового Пуришкевича. Правда, в отличие от имперского периода, с высоких трибун оппозиции не слышно вовсе.

Сквозь тернии

Виноваты в этом, в первую очередь, мы сами. Столетия крепостного рабства, колхозного угнетения и бесправия рабочих, государственный террор вытравили из русского человека, словно кислотой, память о собственных демократических вечевых традициях. Старшее поколение безнадёжно испорчено советской патерналистской системой, оно ждёт благоволения власти как манны небесной и трясётся от одной мысли о сокращении ничтожных подачек за непослушание. Этому же учат молодёжь: «не высовывайся, молчи, шагай в ногу – и тогда…».

В массовом сознании господствует иллюзия, будто политика – нечто бесконечно далёкое от простого обывателя, а происходящее во властных кругах его не касается. Участие в выборах воспринимается не как инструмент волеизъявления, отстаивания прав и свобод, а как акт лояльности той или иной политической силе – обычно, правящей партии. Среднестатистический россиянин воспринимает себя не как гражданина, а как подданного. Налог – это обязанность сродни оброку; выполнение государством социальных функций зависит исключительно от доброй воли правителя.

Наша страна попала в институциональную ловушку. Люди опасаются, что любая попытка реформ лишит их того немногого, что удалось скопить потом и кровью. Власть ещё больше заинтересована в сохранении статус-кво, при котором правящая элита благоденствует. Потому активно запугивает народ то напоминанием о «лихих девяностых», то «цветными революциями» - сценариями, так или иначе связанными с переменами. В таких условиях существование подлинного парламентаризма невозможно.

И всё же, я уверен, что рано или поздно наше общество сформирует полноценный представительный орган власти. История человечества показывает, что процесс демократизации можно притормозить, можно даже на некоторое время откатить вспять – но невозможно остановить. И не по причине каких-то моральных императивов, абстрактных идеалов и теорий. Нет, всё прозаичней.

Демократические общества дают возможность для самореализации наиболее активных и талантливых людей без оглядки на сословные, классовые, расовые и иные ограничения. Именно эти люди двигают вперёд экономику, культуру, науку и, в широком смысле, цивилизацию. В тираниях же успешность зависит от лояльности, а умные и энергичные представляют угрозу незыблемости строя. Начальник боится, что талантливый подчинённый его «подсидит». «Вождь нации»  опасается, что люди последуют за другим харизматичным лидером. Как писали братья Стругацкие, «Умные нам не надобны. Надобны верные». Поэтому любая диктатура априори консервативна и неконкурентоспособна в сравнении со свободным обществом.

Да, ценой мобилизации, большой или малой крови, использования всех имеющихся резервов авторитарные и тоталитарные государства способны совершить рывок, догнать конкурентов и на какое-то время даже вырваться в лидеры. Но они спринтеры, в то время как демократии – марафонцы. Рано или поздно история ставит тирании перед выбором: революция или либерализация.

В любом случае, в долговременной перспективе побеждают люди, их тяга к лучшей жизни и свободе в самом широком смысле. Парламент же на сегодня остаётся наиболее эффективным инструментом законного отстаивания интересов различных социальных групп, площадкой, где цивилизованным путём достигается компромисс. Так что Россия непременно придёт к созданию демократического законодательного органа. Вопрос лишь в том, по какому из путей.

А.В.К.

 

В середине марта одно из  СМИ краевой столицы шокировало жителей края заголовком «Треть хабаровских школьников пробовало наркотики». При детальном разборе оказалось, что наши коллеги, мягко говоря, преувеличили. В официальном сообщение на сайте мэрии Хабаровска, говорилось о том, что по данным анкетирования почти 30 % процентов учащихся школ города признались, что хоть раз употребляли табак, алкоголь или наркотики.

Не смотря на это цифра, несомненно, пугающая. Редакция «Люди-ДВ» решила провести собственное расследование, как наркотики и алкоголь попадают в школы, как ученики относятся к этому, можно ли эффективно этому противодействовать учителям, школьной администрации и правоохранительным органам.

Масштаб трагедии

Для начала обратимся к официальной статистике. По заявлению главы ФСКН Виктора Иванова (Федеральная служба по контролю за наркотиками) в России насчитывается около 7,3 миллионов людей регулярно употребляющих наркотики, из них около 3 миллионов находятся в сильной зависимости от опиатов (героин, дезоморфин, морфий и т.д.).

Одним из показателей наркотизации страны является смертность молодежи в возрасте от 15 до 34 лет. В России в 2005 году эта цифра достигла максимума в 140 тысяч человек, после чего постепенно пошла на спад, опустившись в 2014 году до 92 тысяч. В 70-80% случаев в организме людей, умерших в молодом возрасте, находят следы наркотиков на основе опия.

Кроме огромного удара по демографии, наркотики наносят экономике. На содержание в местах лишения свободы осужденных по наркотическим статьям в год тратится 13 миллиардов рублей. Если к этому прибавить еще и содержание все наркозависимых, которых в российских тюрьмах около 100 тысяч, то выходит астрономическая цифра в 96 миллиардов рублей.

Еще на 27 миллиардов рублей наркоманами совершается корыстных преступлений, чтобы достать денег «на дозу».

В самом ФСКН трудится чуть менее 35 000 человек, их содержание обходится государству в 30 миллиардов рублей в год. Итого выходит 153 миллиарда рублей в год экономика России теряет из-за наркотиков. Два годовых бюджета Хабаровского края. И это не считая расходов на медицинскую помощь наркоманам, которую зачастую оказывается им бесплатно.

В Хабаровском крае ситуация с наркопотреблением хуже, чем в целом по России. В нашем регионе в 2013 году на 100 тысяч населения было зарегистрировано в среднем - 252,7 больных наркоманией, а в среднем по стране – 232,7.   На учете в нашем крае состоит чуть больше 3 тысяч потребителей наркотиков, но оценкам специалистов  их количество в 20-30 раз больше. Из них зарегистрированных наркозависимых 76,6% употребляют опиаты, 4,8% психостимуляторы, 18,7% наркотики на основе конопли, 3,5% другие наркотические вещества и их сочетания.  В крае в 2,5 с половиной раза завышен процент потребителей каннабиоидов по сравнению с общероссийским показателем (в крае 18,7%, по стране – 7,1%). Специалисты объясняют это наличием богатой сырьевой базы дикорастущей конопли.

Сами наркополицейские Хабаровского края отмечают в своем докладе по итогам 2014 года, что  при определении уровня наркозаболеваемости в 2013 году не приняты во внимание 2156 человек, привлеченных правоохранительными органами края к административной ответственности за потребление наркотических средств без назначения врача (ст. 6.8 КоАП «Незаконное приобретение либо хранение наркотических средств» - 94 человека, ст. 6.9 КоАП «Потребление наркотических средств без назначения врача» - 1253 человека, ч. 3 ст. 20.20 КоАП «Потребление наркотических средств без назначения врача в общественных местах» - 789 человек), а также 746 человек, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков в целях личного потребления. В общем 2902 человека.

Из официальной статистики и комментариев специалистов можно сделать вывод, что в Хабаровском крае около 72 тысяч человек регулярно употребляют наркотики. Это около 6% процентов населения, каждый двадцатый. В основном это молодые люди в экономически активном и репродуктивном возрасте, большинство из которых попробовали «дурь» еще в школе.

А теперь задумайтесь, какой ущерб это наносит обществу. Ведь эти люди с большей долей вероятности, попадут в аварию, ограбят, убьют или изнасилуют. А какие из них работники? Вы бы доверили наркозависимому своих детей? Да что там детей, даже квартиру или машину?

Но вернемся к теме наркотиков в школе. По данным тестирования проведенного Министерством образования края в 2014 году, наркотики пробовали 13,8% школьников. В студенческой среде эта цифра значительно больше – 31,2%.

Напоследок, вот Вам еще несколько фактов о наркомании в России. Средняя продолжительность жизни наркомана – 28 лет. Излечиваются от наркотической зависимости до состояния стойкой ремиссии только 3-5% обратившихся за медицинской помощью.

Что? Где? По чём?

Так, где же школьники берут наркотики, что происходит у них в голове, когда они принимают свою первую дозу.

Главной «головной болью» наркополицейских в последние годы стала новая схема торговли наркотиками, исключающая прямой контакт продавца и покупателя. Сделки заключаются через анонимные интернет форумы, оплачивается через электронные кошелки. После этого производится закладка, наркотик прячется в неприметном, без людном месте (гаражи, пустыри, промышленные объекты), и только затем место закладки сообщатся клиенту. Современные школьники чувствуют себя в интернете, как рыба в воде. Там же многие и находят свои первые наркотики.

Заходим в поисковик. Пишем запрос, на который выдается четверть миллиона страниц.  Первые несколько десятков страниц оказываются заблокированными, но скоро ссылки переадресовываются на один и тот же сайт. Оформлен интернет магазин в пиратском стиле. Предлагает на выбор около десятка наименований наркотиков, в списке городов доступных для заказа есть Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре. Подробно расписаны инструкции для заказа, удобнее многих интернет магазинов. Алгоритм такой заказываешь, получаешь номер виртуального кошелька, оплачиваешь через платежный терминал, указав номер заказа, после того как оплата проходит, получаешь адрес, где лежит закладка с наркотиками. Тут же объявление для желающих работать закладчиками. Все легко и просто.

Хабаровск, спальные кварталы Индустриального района. Безликие колонны панельных многоэтажек. У подъездных дверей громоздятся кипы  рекламных объявлений. Чуть поодаль маркером, неровными буквами «Соль,микс, куреха, telegram XXXX».  Если в центре Хабаровска таких объявлений не много (хотя встречаются даже на Уссурийском бульваре), то на окраинах городе  контакты продавцов дешевых синтетических наркотиков есть на практически  каждом доме. Пользуются уличные драгдилеры интернет мессенджерами с высокой степенью анонимности и шифровки: телеграмм, скайп, джаббер и тому подобные.

Записав адрес с объявления, отправляем сообщение. Реакция практически моментальная, присылают ссылку на сайт, которая открывается только с анонимного браузера. Сверху сайта объявление, о том, что бесплатные пробы больше не предоставляются, потому что «фирма» и так не справляется с потоком заказов. Торгуют лишь тремя видами дури, оптом дешевле. Сразу можно купить до 100 грамм (это больше 300 разовых доз). Товары распределены по районам Хабаровска. Алгоритм покупки тот же.

«Дурман» можно приобрести, не связываясь с криминальным миром. В интернете, не смотря на введенные в последние время ограничения, можно  найти информацию, что из легальных веществ можно использовать, как наркотики. Это целый перечень аптечных препаратов и даже некоторые виды специй. За последние годы ФСКН преуспела в деле запрещения «легальных наркотиков», уже не купишь в аптеке кодеиносодержащие препараты и галлюциногенные препараты от кашля. Но «коллективный разум»  придумывает, все новые и новые способы одурманить сознание.  

Цены на наркотики вполне доступные, если так можно выразиться. 1000 рублей вполне хватит на компанию из 3 человек. Получается что, несколько школьников могут скинуться карманными деньгами и купить «дурман», просто набрав несколько сообщений с телефона. Тут уже нет серьезных физических препятствий, и страха оказаться в полиции. Главный барьер пока у школьника в голове.

Взгляд изнутри

На условиях анонимности нам удалось поговорить с бывшими наркоманами, и даже с одним бывшим наркодилером из соседнего региона. Все имена изменены.

Андрей, студент

— Попробовал наркотики я, еще учась в школе, 6 лет назад. Тогда это было просто глупостью, потому что в “тусовке” все без проблем пили дешевые алкогольные коктейли и курили сигареты, хотя по возрасту этого делать были не должны. “Порох” мне сразу понравился — было ощущение счастья, разговоры были откровенные и удивительные. Но вся проблема в том, что после употребления остается такое жуткое ощущение, что ты готов все отдать, чтобы вновь нюхнуть дозу. В университете я проучился один год, потом все забросил. Через полгода просто уехал лечиться, никому ничего не сказав, кроме родителей. Их попросил меня не “сдавать” бывшим друзьям. Прожил в поселении я три года. Когда вернулся в город, оказалось, что знакомые вообще меня забыли и думали, что я без вести пропал. Сейчас в университет вернулся, но уже на другую специальность. Потребности не ощущаю, всегда вспоминаю, как это было глупо. Круг общения у меня ограничен семьей.

Слава, школьник

— Я пробовал спайсы с одноклассниками. Это вообще обычное дело у нас в школе. Но потом я подумал, что мне такая жизнь не нравится. Из-за этого только пошел дальше и уже покупал «кристаллы». Когда начал воровать деньги у родителей, они меня начали наказывать.  Запирали в квартире, но ничего не помогло, и я только больше злился, а как только возможность представлялась — вновь покупал наркотики. Потом сбегал, жил у знакомых. Быстро понял ,что им я в тяжесть. Получилось бросить как-то само собой, вернулся к родителям, извинился, все плакали. Самое страшное, это думать, что ты вернешься к такому образу жизни. Зря свою жизнь проведешь и вообще никем не станешь. Боюсь самого себя, но пытаюсь справляться.

Денис, бывший дилер

— Приехал учиться из небольшого города, но учиться быстро надоело, а возможность заработать оказалась легкой. В итоге я связался с одним из сайтов по “закладкам” и начал рисовать граффити, ну вы видели на стенах везде, с номерами и так далее. Потом уже начал сам покупать большие партии, заказывать у местных “поваров” или с Питера, или Москвы. На самом деле всем кажется, что это чуть ли не шпионаж по сложности, а на деле все достаточно просто обходится. Закончилось все, когда меня взяли после жалобы одного из клиентов.  Деньги я успевал тратить быстро, хотя сам ничего не употреблял. В итоге всех подельников пришлось “сдать” чтобы остаться на свободе. Но условку дали, а некоторым и реальные сроки. Как отношусь я к этому? Я думаю что вполне обычная ситуация складывается из-за крупных денег для вчерашних студентов, другого пути заработать например, на машину, в течение года на втором-первом курсе нет.

 

Продолжение следует. Через  неделю мы расскажем о том, как учителя, врачи, полиция и родители борются с наркоманией  в Хабаровском крае.

УПОТРЕБЛЕНИЕ НАРКОТИКОВ ВЕДЕТ К БЫСТРОЙ СОЦИАЛЬНОЙ И ФИЗИЧЕСКОЙ ДЕГРАДАЦИИ, А ТАКЖЕ ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЙ СМЕРТИ!

Что общего между российскими пропагандистами и профессиональными фокусниками? То, что они используют один и тот же приём: отвлекают внимание «магическими» словами и театрализованным действом.

«Ахалай-махалай» в государственном масштабе

Никогда не задумывались, почему у фокусников всегда красивые, ярко одетые ассистентки? Почему кудесники выбирают себе образ загадочных восточных магов, делают пасы руками, много говорят, шутят? Потому что успех фокуса складывается не только из ловкости рук. Не менее важно умение отвлечь зрителя от по-настоящему важной части трюка, заставить его смотреть в другую сторону, пока факир прячет кролика в шляпу. Вывел на сцену девушку с глубоким декольте – и мужская половина зала смотрит вовсе не на руки артиста. Надел чалму на голову и заговорил с восточным акцентом о мудрости древних? Отвлёк внимание мистически настроенных личностей. А для самых дотошных можно помахать цветастым платком: яркие вещи привлекают внимание людей немногим хуже, чем быка – красная тряпка.

Точно так же ведут себя пропагандисты. Они выбирают некую сверхзадачу, объявляя её первоочередным приоритетом. Ведутся многочисленные дискуссии о путях достижения, рассуждают об открывающихся перспективах. Люди слушают, улетая в мыслях в отдалённое будущее. Послушно затягивают пояса – ведь можно и потерпеть, ради будущего процветания! А между тем под телевизионный шумок правящие круги прикрывают полный провал целому ряду направлений, тотальную коррупцию и деградацию государства и общества.

Этот старый трюк используется не первое десятилетие. Советская идеология строилась вокруг одной-единственной сверхзадачи – построения коммунистического общества, в котором «каждому по потребностям – от каждого по способностям». Это был стержневой элемент, на который, как в детской пирамидке, насаживались прочие детали конструкции. Построением светлого будущего прикрывали раскулачивание и принудительную коллективизацию. Защитой достижений советского общества оправдывали борьбу с «вредителями» и «врагами народа», которые саботировали поступательное движение от победы к победе. В момент, когда экономика начала пробуксовывать, Хрущев пообещал коммунизм через двадцать лет усиленного труда. Всего только и требовалось от людей, что затянуть пояса да поднапрячься в этом последнем рывке в прекрасное далёко.

Уже четверть века минула с тех пор, как Советский Союз стал достоянием истории, однако потрёпанные методички по пропаганде, похоже, не стали складывать в могильный курган вместе с хладным трупом коммунистической идеологии. Отчасти это объяснимо универсальностью методов пропаганды. Но, думается мне, решающее значение сыграло партийно-комсомольское прошлое современной политической элиты России. Скроенное по одним и тем же лекалам, новое поколение государевых мужей использует единожды усвоенные в молодые годы приёмы, не считая нужным искать других подходов. Это хорошо видно по стилистике речей, да и вообще устройству современной власти. Как говорил покойный Виктор Степанович Черномырдин: «Какую партию не строй – всё равно КПСС получается».

От «победы» к «победе»

Практика выбора сверхзадачи активно используется президентом Путиным и его окружением. Со времени вхождения его во власть можно выделить даже несколько «эпох», когда в качестве боевого штандарта водружалась та или иная цель.

С самого начала власть позиционировала себя в качестве «усмирителя» Кавказа, бескомпромиссного борца с терроризмом. Вторая Чеченская война, фраза «мочить в сортире» сделали безвестного функционера уважаемым и популярным президентом.

Следующей глобальной целью, с которой долго носились, как с писаной торбой, стало удвоение валового внутреннего продукта. Сколько раз ставились задачи, сколько раз на всю страну делалось серьёзное лицо перед поникшими взорами министрами, осознававшими, что они, негодяи, саботируют президентские указания? А воз, как говорится, и ныне там, если смотреть в реальном стоимостном выражении.

Не удивительно, что про удвоение ВВП постепенно забыли, и с 2006 года переключились на «Национальные проекты». Представлены и разрекламированы они были, конечно, с размахом. Задачи, которые планировалось решить, поражали воображение… Что вышло на самом деле – предмет для отдельного разговора. В двух словах – получилось так себе.

Следующим стягом партии и правительства стала «модернизация». Дмитрий Медведев отлично сыграл отведённую ему роль прогрессивного, современного человека. Слово «инновации» и его производные на несколько лет стали модным, и до сих пор прилагательное «инновационный» имеет сугубо положительный оттенок. А уж приставка «нано» появлялась так часто, что успела порядком набить оскомину.

Игра в технологический прогресс неминуемо должна была закончиться в связи с очевидной смехотворностью телодвижений, которыми, вроде как, демонстрировались достижения российской науки и техники. Вместо модернизации мы предсказуемо получили фарс: архаичный и неудобный ГЛОНАСС, курьёзный Yotaphone, и – как вишенка на тортике – средненький по производительности персональный компьютер на базе процессора «Эльбрус», стоимостью более 200 тысяч рублей.

Сегодня на повестку дня вывели совсем уже абстрактный патриотизм и борьбу с кознями коварного Запада. Вещи, не измеряемые цифрами, и потому, в отличие от предыдущих сверхзадач, способные дольше приковывать внимание изумлённой публики, пока фокусники из правительства проделывают свои махинации с метафорическими белыми кроликами.

Фокусы регионального масштаба

Отвлечение вынимания как одна из составляющих пропагандистской машины работает не только на общероссийском уровне. Дальневосточников не единожды, как блинами с лопаты, потчевали красивыми картинками из светлого будущего. У нас есть свои собственные, региональные фетиши, периодически извлекаемые из запылённых чуланов, чтобы снова незаметно исчезнуть.

За минувшие годы в безвестность канул целый ворох программ. Например, «Региональная ассоциация «Дальний Восток и Забайкалье», от которой сегодня мало что осталось. А ведь предполагалось создание, ни много ни мало, единого экономического пространства от Байкала до Тихого океана.  Или программа по созданию технополиса Комсомольск-Амурск-Солнечный. Идея, на самом деле, неплохая, и достаточно реалистичная: создание на базе имеющихся трудовых, интеллектуальных ресурсов и промышленных мощностей центра высоких технологий общероссийского значения. Правда, технополис удушило в зародыше почти полное отсутствие финансирования.

Из недавнего можно вспомнить шумиху вокруг Дальневосточного федерального университета и развития транспортной инфраструктуры Владивостока. На первых порах даже казалось, что выполнили всё обещанное - пусть и по явно завышенной смете. Но прошел саммит АТЭС, к которому торопились сдать объекты, и начали выступать подводные камни. В корпусах ДВФУ долгое время были проблемы с интернетом, студенты травились неочищенной водой. Штукатурка уже осыпается, нормальная гидроизоляция есть не везде. Прохудилось асфальтовое покрытие «Золотого» моста во Владивостоке, дороги обваливаются…

А многие помнят, что Хабаровск должен был стать первым городом, построившим линию струнного транспорта Юницкого? Нет? Так и думал.

Сегодня региональным властям сверху подкинули новую игрушку – территории опережающего социально-экономического развития. Сама по себе идея их создания не нова и применялась на практике в разных странах. То, что у нас прозвали «ТОСЭР» по-научному называется полюсами экономического роста. Суть в том, что выбираются региональные узлы, которые не только обладают максимальным потенциалом для собственного развития, но и способны повлиять на рост экономики окружающих земель. В них создаются особо выгодные условия для ведения бизнеса, привлекают капиталы. А уж ключевые территории, словно локомотив, способны потянуть за собой все остальные благодаря увеличению грузопотоков, распространению инноваций, развитию инфраструктуры.

Однако на пути от теории до практики есть стразу несколько препятствий, которые делают весьма неопределённым будущее ТОСЭРов на Дальнем Востоке.

Во-первых, полюса роста должны затрагивать определённые территории или определённые отрасли. Те, которые решили развивать в первую очередь. В наших реалиях картина несколько иная: резидентами ТОСЭР становятся предприятия, занимающиеся разным видом деятельности в разных городах. Яркий пример – недавнее объявление резидентом ТОСЭР Хабаровского аэропорта. С точки зрения чистой теории оно совершенно непонятно. Если хотите развивать инфраструктуру для авиаперевозок, то почему не объявили резидентами все аэропорты региона? А если хотите развивать Хабаровск, то почему в список попал аэропорт, а не все предприятия в городе? И если хотите развивать дальневосточные предприятия, то почему льготы достаются объекту, управляемому московской компанией?

За время функционирования программы ТОСЭР уже стало ясно, что она – весьма избирательная, адресная. Простите, но это что угодно, но не создание «полюсов роста». Равные льготы и свободная конкуренция – вот главные требования, соблюдение которых необходимо для успеха программы опережающего социально-экономического развития. Всё остальное –профанация. Особенно в условиях такого сложного региона, как Дальний Восток, с его слаборазвитой транспортной инфраструктурой, ничтожно малым населением и высокой стоимостью жизни.

Подобно федеральным властям, региональные используют ТОСЭР для отведения глаз от реальных проблем, которые не решаются, а лишь накапливаются, грозя в итоге обрушиться лавиной. А что? Удобно же, когда можно сказать: «ой, знаете, на ЖКХ не остаётся денег, потому что ТОСЭР». «Простите, но расходы на образование надо урезать – у нас в приоритете ТОСЭР». Любая невзгода может быть оправдана расходами на проект, отдача от которого, в его современном виде, сомнительна. Учитывая тенденции прошлых лет – как региональные, так и федеральные -  не удивлюсь, если очередное громкое начинание в итоге тихо свернётся,

В общем, всё как обычно. Фокусник вытащит кролика. А если кто и заметит, то гром аплодисментов всё равно заглушит ворчание недовольного.

А.В.К.

Отношение к бывшему главе государства неоднозначное. За рубежом с тёплыми чувствами вспоминают "новое политическое мышление", объединение Германии, прекращение холодной войны и реформы. В России по тем же причинам скорее не любят. На мой взгляд, обе оценки слишком категоричны.

Последний из могикан

Михаил Сергеевич имел достаточно типичную для представителей советской номенклатуры биографию: родился в крестьянской семье, постепенно карабкался вверх по социальной лестнице, пройдя путь от комбайнёра до генерального секретаря. Продвижение по службе, по советским меркам, вышло стремительным, на вершину власти удалось взобраться к 54 годам. Как глава государства Горбачёв запомнился антиалкогольной компанией, Перестройкой и Новым политическим мышлением, а также тем, что стал первым и последним Президентом СССР.

Сегодня многие ставят ему в вину "развал" Советского Союза, объявляя чуть ли не агентом ЦРУ. Аргументация при этом сводится к пустым полкам в магазинах и "параду суверенитетов" 1991 года. Однако в корне не правильно ставить распад страны в вину человеку, до последнего пытавшегося её сохранить и капитулировавшего лишь после Алма-Атинской встречи, где главы республик всё решили без него.

Не менее странно обвинять Горбачёва в экономическом кризисе, разразившимся в СССР ещё в начале 1980-х годов. Перестройка вовсе не была причиной неприятностей, обрушившихся на страну советов, её следует рассматривать лишь как запоздалую попытку исправить проблемы командно-административной системы, способной повысить выплавку чугуна, но неизменно терпевшей крах в деле повышения качества жизни людей. Другое дело, что провели Перестройку не шибко удачно - но это не делает неправильной саму идею либерализации экономики. В конце концов, пойдя примерно тем же путём, коммунистический Китай совершил настоящий прорыв, а сегодня тем же путём шагает Вьетнам.

В адрес бывшего президента СССР звучат обвинения, что он "прогнулся" под Запад, позволил развалиться соцлагерю. Но давайте помнить, что внешняя политика ценна лишь тогда, когда способствует процветанию государства. Примирение с Западом позволило начать процесс снятия с СССР санкций, введённых после начала войны в Афганистане и уничтожения южнокорейского пассажирского "Боинга". В перспективе потепление отношений давало надежду на приток инвестиций и столь необходимых для модернизации промышленности технологий. А что бы дала попытка остановить распад соцлагеря силой? Новую войну? Новые санкции? Стоила ли овчинка выделки? Сомнительно.

Меньшей кровью

Я не склонен идеализировать Михаила Сергеевича - слишком много промахов он допустил. Его реформы оказались половинчатыми, непоследовательными. Он словно пытался  усидеть на двух стульях - создать новые экономические и политические реалии, но так, чтобы сохранить контроль над государством лояльных ему сил. Например, отмена статьи Конституции СССР о руководящей роли Партии сопровождалось фактическим резервированием за ней трети мест на Съезде народных депутатов ещё до начала выборов. Не стоит забывать и о том, что объявление гласности сочеталось с довольно кровавым разгоном демонстраций в национальных республиках.

Но при всех этих недостатках роль Горбачёву надо отдать должное. Не столько за запоздалые попытки реформировать коллапсирующую страну – хотя начинание достойно похвал. Не столько за то, что благодаря ему мир разглядел под маской советской «империи зла» человеческое лицо, впервые за долгое время решив, что русские – не такие уж плохие ребята. А, в первую очередь, за то, что Михаил Сергеевич не стал цепляться ногтями и зубами в президентское кресло, не утопил в крови страну ради сохранения власти.

А ведь мог попытаться. Не исключено, что тогда мы получили бы  югославский сценарий распада СССР с многолетней кровопролитной войной между бывшими союзными республиками. А может, столкнулись с новой диктатурой – в этом случае Горбачёв до сих пор произносил бы новогодние поздравления с телеэкрана как глава государства. Сколько человеческих жизней могли потребовать подобные амбиции, остаётся лишь гадать. Зато многие из современных хулителей не проявляли бы «праведный гнев» в адрес советского президента. Поскольку голосов арестованных, мёртвых или не рождённых не слышно.

Но нет, в критический момент Горбачёв предпочёл отступиться, не доводя дело до большой крови. Поступок тем более ценный, что он, к сожалению, не типичен для нашей истории. И за эту не типичность Михаилу Сергеевичу стоит сказать большое человеческое спасибо.

А.В.К.

«На арену должны выйти министры и генералы враждующих стран, в трусиках, вооруженные дубинками, и пусть они схватятся друг с другом. Кто останется в живых, объявит свою страну победительницей. Это было бы проще и справедливее, чем то, что делается здесь, где друг с другом воюют совсем не те люди». Э.М. Ремарк

 

Любимой песней моего деда была «Хотят ли русские войны?» на стихи Евтушенко. Он всегда слушал её с выражением особой задумчивости, словно уходя в себя, а после тяжело вздыхал.

Уйдя в армию ещё в 1939 году, дед прошел всю войну – в переносном и прямом смысле, так как был пехотинцем. Назад, от границ СССР, а потом – вперёд, до самой Германии. Ранения, штрафбат из-за утери комсомольского билета, возвращение в регулярные части. А после победы – ещё два года службы в оккупированной стране. Когда он вернулся домой спустя восемь лет после призыва, его не сразу узнали родные.

Дед почти никогда не говорил о войне. Лишь в самом конце жизни, сгорая от рака, он иногда делился с родными. Но очень дозированно.

Он умер очень рано, я его знаю только по рассказам. Зато хорошо помню другого деда-фронтовика, бывшего артиллериста, здорового, крепкого, на восьмом десятке лет вручную перекапывавшего шесть соток за один день. Ему досталось не меньше. Сначала Финская война, потом оккупация Прибалтики. Там встретил 1941 год. Оказался в окружении, чудом выбрался. Затем снова регулярные части. Конец войны настиг его где-то в Восточной Пруссии.

Он тоже не любил говорить о прошлом, хотя всегда носил на пиджаке орденские планки. Лишь иногда, выпив, начинал тихим голосом рассказывать отцу жуткие истории. А потом громко произносил тост: «лишь бы не было войны».

Для них обоих вопрос «хотят ли русские войны?» был риторическим. Нет, не хотят. И в унисон с ними говорило всё поколение – раздавленное, изувеченное страшной трагедией, навсегда оборвавшей беззаботную юность. Кто знает, может войну между США и СССР предотвратило лишь то, что у руля стран в критические моменты находились люди, в той или иной степени испытавшие на себе ужасы мировой бойни.

Тем страшнее то, что сегодня, похоже, всё больше людей ответят на песенный вопрос не так единодушно. Они приветствуют происходящее в Сирии, на Украине, жалеют, что в 2008 не сравняли с землёй чудесный город Тбилиси. Милитаристский угар активно подогревается из Москвы. Все эти «радиоактивные пеплы», смеющиеся «Искандеры», «вежливые люди» щекочут спящего демона войны.

Посмотрите, что стало с 9 мая. Из дня памяти о погибших он постепенно превратился в повод побряцать оружием на городских площадях. Ещё раздаются голоса о жертвах и ужасах войны – но на фоне похабных наклеек «1941-1945 – можем повторить» они звучат лживо и наигранно. Ощущение искусственности и фарса добавляет обилие «ветеранов» непонятно чего на праздничных мероприятиях. Липовые ордена, липовые погоны, липовая форма – всего этого год от года становится всё больше. Кто не верит – забейте в поисковике «лже-ветераны». Неприятно удивитесь.

Своеобразной лакмусовой бумажкой является и прошедший День защитника Отечества. Точнее даже не сам праздничный день, а контент, появляющийся на телевидении. В первую очередь - фильмы.

Киноленты показывали и раньше. Но вот только общий настрой уже не тот. В отличие от многих советских фильмов о войне, к продукции современного кинематографа у меня одна большая претензия – война в них всё больше показана как приключение. Иногда опасное, местами даже дающее повод погрустить. Но – приключение. Смерти проходят где-то на фоне, гибнут в основном враги. Изредка – второстепенные персонажи из числа «своих». Но гибнут обязательно героически, отдавая жизнь ради Правого Дела – именно так, с большой буквы, и никак иначе. А главный герой непременно возвращается с победой домой, где его ждёт слава, почёт и счастливая семья. Как вариант – семью он создаёт параллельно отстрелу неприятеля. В головах невольно начинает закрепляться представление, что  война – это не так уж и страшно. С тобой ничего не случиться, вернёшься победителем, будешь сверкать орденами и поучать тыловых крыс фронтовой мудрости.

Да, коротка память человеческая. Забыты оказались не только уроки Великой отечественной, но и Афганской и двух Чеченских войн. Тем паче, что последние коснулись далеко не всех, оставшись в памяти подавляющего большинства жителей России новостными сводками.

Крайне размывается в последнее время и понятие «Защитник Отечества». Вроде бы семантически всё ясно, вот только, как выясняется, чтобы получить этот почётный титул вовсе не обязательно вторжение неприятеля на территорию страны. Например, не так давно благодаря патриарху Кириллу выяснилось, что защищать Отечество можно и нанося бомбовые удары по городам другой страны. Вот как, оказывается.

Всё это очень опасно. Милитаристский чад постепенно окутывает Россию. Армия из гаранта ненападения превращается в хрестоматийное сценическое ружьё, которое обязательно выстрелит в конце спектакля. Выстрелит дробью человеческих судеб в совершенно непредсказуемом направлении, определённом новыми вождями в своих интересах.

Всем, кого уже затронула военная горячка, рекомендую оторваться от телевизионных проповедников и фильмов про фронтовиков-суперменов, одной левой выкашивающих немецкие полки. Вместо этого почитайте Олдингтона, Ремарка, советскую «лейтенантскую прозу». Посмотрите советские фильмы – «Балладу о солдате», «Летят журавли», «Иди и смотри». Ознакомьтесь с произведениями, где вместо патетики и героизма – боль и страдания. Может тогда поменяются и взгляды.

А.В.К.

Страница 6 из 10
OSense O-Sense


Ещё новости

Разработано совместно с Eco-Joom.com