Вторник, 03 Октябрь 2017 14:28

Матильда и черносотенцы

Отгремели словесные баталии, прошли крестные ходы, одни кинотеатры протаранили автомобилем, другие «ушли в отказ», третьи все же решились выпустить на экраны многострадальную «Матильду». И вот сегодня, когда истерия немного спала, самое время поговорить спокойно.


Начнём с того, что как бы не возмущалась прокурорша, известная в первую очередь умением быстро перекрашиваться из двух цветов в три, как бы не бесновались самозваные поборники нравственности, но связь между Николем Романовым и Матильдой Кшесинской была. Об этом достаточно прямо свидетельствуют дневники как цесаревича, так и балерины. Первые можно найти в интернете буквально за пару кликов, со вторыми чуть сложнее, но особых препятствий тоже нет, так что любой может их почитать и убедиться в этом. Строго говоря, в романе не было ничего крамольного: Николай на тот момент не был ни только императором, но и семейным человеком. И вскоре после помолвки цесаревича связь прекратилась. Видеть что-то дурное в увлечении друг другом двух молодых, свободных людей, которым было немногим более двадцати лет, могут лишь законченные ханжи.


Впрочем, вся эта истерия, на мой взгляд, имеет весьма опосредованное отношение к личной жизни Николая Второго. По правде говоря, складывается ощущение, что до него никому нет дела - в том или ином смысле. Хоругвеносцам и прочим гражданам христианского государства без разницы, кем был на самом деле этот человек. Вера, как известно, в доказательствах не нуждается, так что никого из этой братии не смущает, что перечень заслуг, приписываемых ими последнему императору, не выдерживает проверку историей.
Государевы мужи в нашей стране требовательностью к исторической правде никогда не отличались, им важнее создать подходящую картину прошлого, а не докопаться до истины, так что реальный Николай II им тоже не интересен. Основной массе населения, у которых с историей плохо (могу это констатировать на основе своего преподавательского опыта) вовсе нет дела до почившего почти сто лет назад монарха.


Так что же произошло? Почему поднялась такая шумиха? На мой взгляд, это были своеобразные «учения», с целью проверить, насколько эффективно можно использовать современных черносотенцев, выпестованных за время, прошедшее с оппозиционных митингов 2011-2012 года.


Тут опять не обойтись без небольшого экскурса в историю, причём аккурат в эпоху Николая II. В 1905 году монархия оказалась под серьёзным ударом: экономический кризис, крайне неудачная война с Японией, имущественное неравенство, коррупция и проблемы в социальной сфере вызвали нарастающие протесты по всей стране, а расстрел демонстрации в Санкт-Петербурге привёл к началу первой русской революции. Хотя случались вооруженные стычки, самым распространённым способом противостояния власти были забастовки и акции гражданского неповиновения, так что революция 1905-1907 года объединила под своим стягом представителей самого широкого политического спектра. Правительству, которое не могло справиться с протестом исключительно силовым методом, пришлось прибегать к самым разным инструментам борьбы, в том числе – к созданию монархических движений, которые должны были, с одной стороны, демонстрировать наличие в стране лояльных государству слоёв населения, а с другой, стать инструментом опосредованного силового давления на оппозицию. Такие «общественные организации» и политические движения получили обобщённое название «черносотенцев».

Черносотенцы руководствовались официальной государственной идеологией, выраженной в лозунге «Православие, самодержавие, народность». Их отличал ультраконсерватизм, приверженность к «традиционным ценностям», великорусский национализм, густо замешанный на антисемитизме и отрицании тлетворных западных веяний. Члены черносотенных движений постоянно присутствовали в Государственной Думе, особенно третьего и четвёртого созыва, где вели себя так, что, несомненно, подсказали Жириновскому фирменные приёмы ведения, с позволения сказать, дискуссии: крик, перебивание оппонента, оскорбления, швыряние стаканами с водой, рукоприкладство. На улицах черносотенцы и вовсе превратились в настоящих боевиков. При попустительстве полиции, внезапно исчезавшей с улиц или делавшей вид, что ничего не происходит, они нападали на участников антиправительственных митингов, разносили в пух и прах помещения, принадлежавшие оппозиционным политическим партиям, устраивали еврейские погромы, сопровождавшиеся убийствами и грабежами.


Хотя напрямую обычно не говорят о возрождении традиций черносотенного движения, вполне очевидно, откуда черпают вдохновение множество сравнительно мелких религиозно-политических организаций типа «Союза православных хоругвеносцев», расплодившихся в последние годы. При этом они всё чаще получают символический карт-бланш на погромы выставок, проведение «крестных ходов» под лозунгами, которые из уст представителей иных политических сил воспринялись бы как экстремистские. Мишенями нападок, как и сто лет назад, становятся представители оппозиции или интеллигенции, идущие против официального курса власти и не разделяющие её точку зрения по тем или иным вопросам.


В тело современной Думы, которая давно является не законодательным органом, а инструментом для метания «пробных шаров» в виде идей разной степени сумасбродности, реакцию на которые изучают в администрации Президента, введено несколько человек с типично черносотенным менталитетом. Через неё расплодившиеся нео-черносотенные движения (назовём их так) получили сигнал к действию. И понеслось: крестные ходы, письма с угрозами в адрес кинопрокатчиков и, наконец, самый настоящий теракт в Екатеринбурге, когда в кинотеатр въехал и загорелся УАЗ.


И вот тут власть одёрнула поводок, на котором старается держать «поборников нравственности». Мединский, уж на что сомнительный персонаж, но одёрнул Поклонскую. Лидера внезапно всплывшего невесть откуда (хотя на самом деле всё тут ясно) движения «Христианское Государство – Святая Русь», рассылавшего письма с угрозами, демонстративно арестовали. Депутаты, устроившие закрытый просмотр «Матильды», вопреки опасениям многих объявили многострадальную ленту отличным фильмом без следа крамолы. На лицо явное желание указать на место не в меру разбушевавшимся гопникам, внезапно решивших записаться в ряды верующих.


Воспринимать это как испуг власти? Не думаю. Мне кажется, единственное, чего боится государственная когорта – это то, что они лишаться возможности набивать себе карманы. Какие-то подрывы кинотеатров и перспектива погромов их не шибко-то волнуют. Однако пока использование такого инструментария, очевидно, кажется преждевременным. Протестные настроения в стране ещё и близко не подходят к тому, что было в 1905-1907 годах, так что откровенный беспредел со стороны проправительственных молодчиков пока будет выглядеть как стрельба из пушки по воробьям и способен принести больше вреда, чем пользы, вызвав недовольство тех, кто пока ещё по наивности считает себя стоящим в стороне от любой политики. Псов вывели на прогулку, сняв намордники – и снова посадили на цепь.


До поры до времени.


А.В.К.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Опубликовано в Аналитика

На прошлой неделе в одном из популярных хабаровских баров была проведена лекция, посвящённая табуированной лексике. Данное мероприятие проводи доктор филологических наук, преподаватель ДВФУ – Копытов Олег Николаевич.

Слово табуированная, происходит от слова табу или по-иному запрет. Тема лекции – запрещённая речь, использование нецензурных, ненормативных и по-простому матершинных слов. В ходе беседы Олег Николаевич осветил данное явление повседневной жизни с научной точки зрения. Рассказал о происхождении бранных слов, о мифах связанных с их возникновением и мифах про необходимость их использования. В то же время лектор подчеркнул, что полностью искоренить сквернословие никогда не удастся.

Данная тема актуальна, так как уже запущена федеральная программа по сохранению русского языка. Олег Николаевич выделил, что русские никогда не опережали все нации, как принято ошибочно считать, в изощрённости сквернословия. Самый развитый по своему многообразию – мат скандинавских народов.

Лекция продлилась полтора часа, после чего автор ответил на вопросы зрителей. Несмотря на тематику встречи, за своё выступление доктор филологических наук не произнёс вслух ни единого ругательства. По окончанию мероприятия Олег Николаевич принял участие в нашем интервью.

-Почему вы решили осветить тематику табуированной лексики?

Скажу так. По двум причинам. Первая чисто академическая. Эта тема интересна не только как экзотическая или скажем «жаренная», или для «красного словца».  Это действительно является предметом филологии. А вторая причина – чисто моя мировоззренческая позиция. Я проделал огромную работу для себя. Чтобы бороться со своими слабостями, а именно сквернословием и в определённый момент посчитал, что мой опыт в этом вопросе будет полезен и для публики.

- В Российской Федерации осуществляется программа по сохранению русского языка, чтобы оградить его от иностранных заимствований и нецензурной речи. Как вы считаете, получается?

Вы знаете, с некоторым скепсисом отношусь к правительственным программам, касающихся культуры. Мне кажется, они изначально абсолютно эффективными быть не могут. А с другой стороны это нельзя не приветствовать. Когда все-таки задумались о чистоте русской речи, когда стали на высоком правительственном уровне стали изгонять не только мат, но и скверные структуры речи. Хотя эффект мог быть и больше. Любые меры должны быть и кнутом и пряником. Сегодняшнее мероприятие это пряник, а кнут… Да, наверное у правительства должен быть. Просто говорить об этой проблеме, не замалчивать её.

- Вы пишите рассказы. И достаточно давно. Олег Николаевич, использовали в своих рассказах ненормативную лексику?

Очень редко, вот я уже упоминал рассказ «Защита Ружина». И то, как таковых табуированных слов там нет. Использовано многоточие. То есть начало из нескольких букв, а потом многоточие.

- Как пример фильм Стэнли Кубрика «Цельнометаллическая оболочка». Вы служили в армии, и хорошо знаете армейский быт. Когда в киноискусстве используется нецензурная лексика, чтобы с точностью передать обстановку событий о которых фильм, это оправданно?

Смотрите, здесь я начну из далека. Я полагаю, что жизнь - это одно, искусство - это другое. Сама жизнь, если как термин - это сама реальность. А есть вторая реальность – это искусство. Я думаю тождественное описание во второй реальности того, что происходит в первой реальности – быть не может по определению, они по природе своей разные: искусство и жизнь. Поэтому нет необходимости, даже в кино использовать ненормативную лексику и полностью освещать те события, которые есть в жизни, насилие и прочее.

- Какие на ваш взгляд, нужно сделать шаги, чтобы оградить речь от ненормативной и бранной лексики?

Если на уровне личности, то только осознанием, осознанием того, что это не твоя доблесть, а твоя слабость. Очень хорошо помогает, конечно, вера. Духовные и культурные ограничения. Я не говорил об этом на лекции, но я и сам – православный, я осознаю не то, что мне будет кара или возмездие, если от меня проскочит матершинное слово, это будет – пятно, клякса на моём духовном, нравственном облике. Что касается шагов на массовом уровне, то здесь, как и в других проблемах требуется широкое освещение в народе. Непристойная речь – не единственный порок нашего общества. Чем больше будет освещаться проблематика культуры речи специалистами, тем эффективней будет результат. Также и в остальных проблемных сферах жизни.

Опубликовано в Общество

29 марта Член Совета Федерации от Хабаровского края, Виктор Озеров, внес соответствующий законопроект в Государственную Думу. В настоящее время, только Генеральный прокурор и его помощники могут требовать внесудебной, безотлагательной блокировки сайтов в случае, если там есть «информация содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка». Виктор Озеров считает, что Генеральная прокуратура с этим не справляется, следует увеличить перечень чиновников контролирующих Интернет и подобным правом следует наделить прокуроров субъектов.

В пояснительной записке к законопроекту говориться, что если дать прокурорам субъектов право обращаться в Роскомнадзор с требованием  ограничить доступ к подобной информации, это «будет способствовать усилению противодействия экстремистской и иной противоправной деятельности».

«Люди ДВ» обратились к специалисту. Михаил, 28 лет, юрист:

«С моей точки зрения, подобная инициатива удар сразу по двум Конституционным правам: права на свободное распространение информации и свободу собраний. Если к блокировке информации с призывам к массовым беспорядкам у меня, как у юриста нет вопросов, то к «участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка» вопросов масса. Во-первых, кто будет решать до проведения мероприятия, что оно проводится с нарушениями. Например, для проведения митинга уведомление можно подавать за 15 дней, но для серьезного мероприятия информационную кампанию надо начинать заранее. А до подачи заявки получается, что проводить его собираются с нарушениями. А как быть с формами мероприятий, которые, по сути, не требуют уведомления (флешмобы, народные сходы) Во-вторых, в этом случае сталкиваются две абсолютно противоположные логики. С одной стороны прокурорская, стремящиеся везде усмотреть нарушения закона, а с такими абстрактными формулировками это сделать очень просто. С другой стороны, логика гражданских активистов требующих  расширения свобод.  Для целей указанных в пояснительной записке, вполне хватает уже имеющихся юридических инструментов, а данный законопроект очередная попытка властей подстраховаться в кризисное время, да еще перед парламентскими выборами».

Напомним нашим читателям, что несогласованные с властями массовые акции протеста, окончившееся задержаниями, проходили в Хабаровске в декабре 2011 года и мае 2012 года.

«Люди ДВ» по материалам сайта Государственной Думы РФ

Опубликовано в Общество


Ещё новости

Разработано совместно с Eco-Joom.com