В последнее время в стране произошло несколько переименований, вызвавших достаточно большие споры – как об их целесообразности, так и о том, чем руководствовались авторы инициатив смены имён.

Ордена Ленина царские железнодорожники

Начну с самого шедеврального, на мой взгляд, примера смуты в головах людей, озадачивающих себя столь важной для развития страны задачей, как придумывание новых названий для старых учреждений. Естественно, с последующей заменой бланков, табличек, вывесок и указателей. Речь идёт о присвоении Московскому государственному университету путей сообщения имени императора Николая Второго.

Определённую логику в этом можно углядеть: руководство университета делает реверанс в адрес собственного дореволюционного прошлого. Ведь первоначально учебное заведение называлось Императорским Московским инженерным училищем, а в период с 1913 по 1917 годы – Московским институтом инженеров путей сообщения имени Николая Второго. Недоумение вызывает лишь то, что, вспоминая про Николая, администрация ВУЗа не забывает о Сталине и Дзержинском, чьи имена также украшали официальные институтские бумаги в прежние времена. Совершенно постмодернистским выглядит вывешенный на институтской ограде плакат, с которого на прохожих смотрят все три исторических персонажа. При том, что двое из них участвовали в свержении третьего, и приложили руку к его расстрелу. С тем же успехом на одном баннере можно поместить Вавилова и Лысенко, Брежнева и Дубчека, Цезаря и Кассия с Брутом

Подобное сочетание несочетаемого весьма симптоматично для нашей страны, в которой, как сравнительно недавно объявили, «нет и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма». А патриотизм у нас, как известно, трактуется только в узком русле беспрекословной поддержки власти и всех её начинаний. С точки зрения такого «патриота» и Николай Второй, и Сталин, и Дзержинский принадлежат к одному пантеону небожителей с властного олимпа, и восхвалять их стоит одинаково. А различия в идеологии, методах, в том, как их действия отражались на людях, значения не имеют. Как не имеет значения противоестественность мешанины из новомодного показного православия и ностальгии по коммунистической идеологии, любовь к рассуждениям о собственном миролюбии и желание показать всему миру кузькину мать.

Это весьма прискорбно, поскольку демонстрирует крайне низкий знаний как истории, так и современных реалий нашего мира. В голове у людей – сплошной кавардак, они не знают, где, правда, а где ложь, и воспринимают за истину последнее слово, произнесённое с телеэкрана. Тем, кто успел вырасти в СССР, говорили про Великую Революцию и кровавый царизм – и они верили без попытки критического осмысления. Потом открыли архивы, показали оборотную сторону большевизма – и новые установки привели к бездумным плачам по «России, которую мы потеряли», в которой все мнили себя не иначе как дворянами или, на худой конец, зажиточными крестьянами, хрустящими французской булкой. Сегодня Сталина принято изображать «эффективным менеджером» - и в головах наступил окончательный кавардак, в котором словосочетание «русское православное национал-коммунистическое самодержавие» уже не вызывает даже усмешки.

Мосты и улицы

Чуть лучше ситуация обстоит с событиями, произошедшими на памяти ныне здравствующего поколения. По крайней мере, на это даёт определённые надежды протест, возникший в связи с инициативой назвать один из мостов в Петербурге в честь Ахмата Кадырова, деятеля, мягко говоря, не однозначного. Да, он сыграл определённую роль в стабилизации ситуации на Северном Кавказе. Хотя, что это за стабильность, и какую цену за неё приходится платить – предмет отдельной дискуссии. Но перед этим Кадыров являлся одним из идеологов первой войны в Чечне. Более того, во многом именно его стараниями первоначально светский чеченский сепаратизм окрасился в зелёные цвета ислама, а война за независимость от России превратилась в джихад против неверных.

На этом фоне появление в нашем крае Императорской улицы кажется совсем безобидным. Пу И, последний император Китая и номинальный правитель Манчжоу Го, в общем-то, всю жизнь был заложником ситуации и пешкой в политических играх. «Правление» в Поднебесной кончилось с началом Синьхайской революции, после чего пятилетний мальчик оказался внутри огромной золотой клетки, не имея права покидать стены Запретного города. С семнадцати лет Пу И жил на подконтрольной японцам территории, где его до поры до времени держали на коротком поводке, чтобы пустить в дело после начала второй японо-китайской войны. Это принадлежность к династии Цин стала поводом для возведения на трон Маньчжоу Го – но и в этой роли он оставался марионеткой в руках японских захватчиков. После Второй мировой войны император пять лет проводит под арестом в СССР, после чего его экстрадируют в Китай, где Пу И ожидает девять лет лагерей. Остаток жизни он провёл, работая библиотекарем и ухаживая за растениями в пекинском ботаническом саду.

Поводом для недовольства появлением Императорской улицы со стороны представителей коренных малочисленных народов Дальнего Востока являются этнические чистки, проходившие в Маничжоу Го. Я не думаю, что Пу И приложил к ним руку. Однако сомневаюсь, что название улицы в его честь – разумный поступок. Объективно, последний император Китая – фигура второго плана на историческом полотне, и пять лет, проведённых в окрестностях Хабаровска, слишком малая причина для топонимических корректировок.

Наверняка люди, стоящие за сменой табличек, думали о развитии туризма. Ведь Императорская улица и открывшаяся на ней выставка, теоретически, могут привлечь гостей из Китая. Однако Пу И у наших соседей не пользуется такой популярностью как исторический персонаж, чтобы привлечь толпы паломников на Дальний Восток России. Тем более, что в КНР куда больше мест, связанных с его именем. Развитие же туризма в России сдерживает вовсе не отсутствие достопримечательностей, а не развитая инфраструктура и низкое качество обслуживания при высоких ценах.

В общем, толку от переименования никакого. А вот обиделись дальневосточные аборигены по-настоящему. Стоило ли ради гипотетических заграничных туристов обижать реальных соотечественников? Не думаю.

Подводя черту под статьёй, хочется отметить: переименование улиц, мостов, ВУЗов – дело не хитрое. Но спешить с этим не надо – иначе вместо увековечивания имени очередного сомнительного героя можно самому влипнуть в историю.

"Люди-ДВ"

Опубликовано в Аналитика

Президент России Владимир Путин провел рабочую встречу с главой Чечни Рамзаном Кадыровом. Главным вопросом встречи стала социально-экономическая ситуация в республике.

Рамзан Кадыров рассказал, что приоритетным вопросом в республике было обеспечение безопасности, и в этой сфере сделаны уже большие успехи. Глава Чечни привел цифры 2007 года — 157 покушений на убийство, 56 погибших правоохранителей, 56 бандгрупп и 14 из них террористических. При этом в 2015 году ни одного покушения, ни одного погибшего сотрудника и 19 уничтоженных боевиков (а так же 50 задержанных). Рассказал Кадыров и об низком проценте безработицы, строительстве 1400 социальных объектов и дорог. По мнению главы республики, дела в Чечне идут хорошо:

— В общем, на сегодняшний день ситуация у нас, можно сказать, отличная. Народ понимает, что выбранный курс Вами, нашим первым президентом, героем Ахматом-Хаджи Кадыровым, был оправдан, и на сегодняшний день решаются все социально значимые вопросы, экономика с каждым днём набирает обороты.

Путин в свою очередь поблагодарил Кадырова за проделанную работу и отметил, что Рамзан Кадыров отвечает требованиям народа Чечни. Однако Президент призвал Рамзана Ахматовича уделить больше внимания соблюдения федеральных законов во всех сферах жизни республики:

— Нужно уделить больше внимания контактам с федеральными органами власти. И Вы, и будущий руководитель республики, конечно, должны делать всё для соблюдения российских законов во всех сферах нашей жизни, я хочу это подчеркнуть – во всех сферах нашей жизни.

"Люди-ДВ" по материалам пресс-службы Кремля

Опубликовано в Общество


Ещё новости

Разработано совместно с Eco-Joom.com